WWW.FST.MY1.RU

Сегодня

Добро пожаловать!

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Ðåéòèíã LegProm.Ru HotLog EOMY TOP 100 bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования Участник Премии Рунета 2009 www.socio.isu.ru www.socio.my1.ru
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape

COPYRIGHT © 2009-2013 КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ





Пятница, 24.11.2017, 08:04
| RSS
Феноменология социальных трансформаций
Главная
Материалы конференций и семинаров


Главная » Файлы » МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИЙ » КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ

Взаимосвязь социально-политической и культурно-психологической трансформации категории «личность» в общественном дискурсе России (1984-2008)
[ Скачать с сервера (62.5Kb) ] 07.03.2010, 21:25
Взаимосвязь социально-политической и культурно-психологической трансформации категории «личность» в общественном дискурсе России (1984-2008 гг.)*
О.А. Полюшкевич

Современное общество предполагает формирование человека, обладающего качественно иными характеристиками, нежели чем его предшественники, умеющего быть мобильным и гибким, адаптироваться к нелинейным трансформациям и непредсказуемым ситуациям. Наиболее активной и мобильной группой в этих условиях является молодежь. Поэтому, изучение условий и особенностей функционирования личности молодого человека в период перемен и является базовым условием понимания «нового человека», «новой личности».
В своем исследовании, мы более подробно остановимся на трансформации символического и содержательного аспекта социально-политической и культурно-психологической трансформации личности в предперестроечный и постперестроечный периоды в нашей стране. Проведенный нами контент-анализ газетных публикаций (АиФ за последние 25 лет), позволяет выявить существенное изменение идентификационной направленности развития «советской» и «российской» личности. Нами проанализирован массив газеты «Аргументы и Факты» с 1984 по 2008 годы, всего изучено 1290 номеров. Выбор материалов этого издания был обусловлен его распространенностью и охватом различных социально-демографических групп. Это позволяет выявить наиболее распространенный и узнаваемый смысл и контекст восприятия «личности».
Контент-анализ основан на единообразных стандартизированных правилах поиска, учёта и подсчёта количественных показателей, отражающих существенные смысловые стороны изучаемой категории «личность». Исследуемые параметры: частота упоминания (вычислялась относительно общего массива исследуемых групп), объем внимания (вычислялся как производное от количества строк и печатных знаков данного сообщения, суммированное и выраженное в % к общему массиву), общий оценочный контекст (+/-). Категория «+» формировалась за счет информации позитивного, нейтрального и проблематично-сочувствующего характера, категория «-» за счет проблематично-осуждающей и негативной информации.
В исследовании мы также применяли методику транс-символического анализа (подробнее описание метода ТСА и примеры его использования в исследованиях см. [2]). Транс-символический анализ (ТСА) – метод социального исследования, базирующийся на некоторых положениях социологии и психологии знания, социальной эпистемологии и исторической антропологии. ТСА строиться на положении о том, что изучение социальной реальности возможно через конструируемые в ней символы. Структура символической триады конкретна и верифицируема, т.к. отражает комплексное единство символов, формирующих определенную коннотацию, раскрывающую смысловое восприятия изучаемой категории в массовом сознании.
Социально-политический контекст трансформации категории «личность»
Итак, в советском обществе (на 1984 год) конструкт «личность» формировался «сверху» – в приказном порядке политико-идеологической направленности. Ориентация этого периода выражается в таком метафоричном высказывании как: «личность человека воспринималась через призму идеалов коммунистической партии». Если рассматривать повседневную жизнь советского человека, в ней были не только коммунистические идеалы, но обычные желания самореализации, получения профессии, достижения каких-то материальных благ (путь даже и сформированных через систему конструируемую властью – отдельная квартира, машина, дача и т.д.). Ограниченность возможностей получения различных социальных благ, материальных символов (начиная от книг и заканчивая бытовой техникой и одеждой) приводила к формированию постоянного психологического ожидания что вот-вот наступит «счастье» (после покупки телевизора, машины, дачи, книги и др.).
С 1985 года, начался процесс изменения идеалов воспитания и развития человека. Перестройка изменила не только экономико-политический уклад общества, но и серьезным образом отразилась на мировоззрении населения. Лозунги, определяющие смысл развития личности в этот период звучали как – «нет воли сверху, есть воля человека – КАКИМ ему быть». Дефицит товаров, итак не широкого ассортимента, сформировал определенные ценности – «обладание символами» успеха /достатка /благополучия /статуса стали показателем социальной успешности (эта тенденция развивается и поныне). Если до 1985 года население имело деньги, но было ограничено в ассортименте товаров, то во время перестройки – ассортимент товаров незначительно изменился, но при этом денег на товары не хватало.
Начало перестроечного периода и дальнейшие социально-политические события повлияли на ускорение социализации детей и молодежи. Молодые поколения, как более мобильные, во все времена наиболее активно участвуют в процессах изменения и/или разрушения старых систем. И Россия перестроечного периода не была исключением. Проблемы отношения режима и оппозиции, прав и свобод человека, свободы слова, социальных проблем и неравенства – волновали все слои общества.
В 1990-1991 гг. произошло разрушение одного государства и формирование нового. Этот процесс не мог не затронуть «личность» как смысловую категорию. Ее содержание в эти годы раскрылось через такой лозунг как: «личность выживает самостоятельно» (т.е. каждый сам за себя). Политическая жизнь изменялась и бурлила, формируя новые надежды и ожидания в народе в целом, и отдельной личности в частности.
В 1992-1999 гг. наступил следующий этап изменения смыслов категории «личность» – вырабатывались новые механизмы, позволяющие наиболее эффективно вписаться в окружающий мир. Лозунг данного периода, раскрывающий содержательную нагрузку понятия «личность» был следующим: «приспособление – это способ выживания личности». Способы приспособления были различны – включение в работу множества партий или общественных организаций, создание собственного бизнеса и проч. Былая патетика «отстаивания своих прав» постепенно сменялась «необходимостью выжить» в любых условиях. В период правления Президента Б.Н. Ельцина в стране с каждым годом увеличивалось социальное расслоение: росло благосостояние бюрократического аппарата, представителей бизнеса и власти и одновременное обнищание народа.
Последующее изменение категории «личность» охватывает 2000-2008 гг. Через реализацию новой государственной политики, стали осуществляться принципиально новые стратегии презентации и реализации личности. Они формировались «снизу» – как адаптационно-приспособленческая стратегия встраивания в идеологию власти. Ключевая направленность этого периода выражалась в следующем – «не вмешивайся в дела власти». Таким образом, идеалы и ценности власти стали формироваться в своей системе, а ценности народа – в своей.
Культурно-психологический контекст трансформации категории «личность»
Происходящие в обществе социально-политические трансформации изменяют привычные формы социализации и взросления личности. Практики социализации зависят от внешних условий, от социальных изменений и существенно меняют ценности и установки людей. Поэтому, человек, оказавшись в новых социально-политических условиях, приобретал новые установки, новые ценности, новые стратегии поведения. Этому также способствовал рост массовой культуры, делающей личность потребителем искусственно «конструируемых» благ. Ценности массовой культуры уничтожают идеологические и концептуальные противоречия, они сглаживают острые углы, возникающие в реальной жизни.
Начиная с 1990 года, публикации в СМИ наполнены разнообразными образами, призывающими представителей различных поколений «быть молодыми». Это окружает нас повсюду: от рекламного контекста (сотовой связи и модных тенденциях в одежде, формах развлечений и способах ухода за собой), до телепередач и киноиндустрии – показывающих именно этот «блеск» якобы обычной жизни простых людей. Следует отметить, что и реклама и фильмы, и шоу ориентированны, прежде всего, на подростков. Не только на подростков по биологическим показателям, но и на подростков по социально-психологическим характеристикам. Взрослеть нынче не модно. Надо чтобы был кто-то, кто бы брал на себя всю ответственность (в нашем случае это власть), а население не отвечало за себя, и увлекалось продуктами массовой культуры – фильмами, музыкой, Интернет-общением и прочими благами.
Современное общество конструирует нового человека – человека желающего получать максимум, прикладывая минимум собственных усилий. Как отмечают такие ученые как Е. Ярская-Смирнова, Г. Карпова, М. Ворона – зарождение данных тенденций в обществе начиналось от идеи «не выглядеть старым», а привело к вполне осознанному культивированию незрелости [3. С. 177]. В литературе встречаются различные обозначения данного явления: «поколение Питера Пэна», «синдром Карлсона», возникают такие термины как kidult (то есть «взрослый ребенок» (Э. Калькутт), от английских слов «ребенок» (kid), и «взрослый» (adult) , BigBabies, «дети-бумеранги».
Типичный представитель современного общества всё больше ценит символы, которые представляет ему реклама и киноиндустрия, образы создаваемые телепередачами подкрепляют его новые сформированные представления. Реклама позиционирует «успешных и «не успешных» людей через выбираемые ими марки машины, одежду, бытовую технику, услуги и проч. Телевизионный эфир наполнен криминальными новостями или телесериалами, развлекательными или юмористическими передачами. Телесериалы и реалити-шоу показывают интригующую жизнь героев кинофильмов и персонажей телевизионных шоу, заставляя людей забывать о трудностях своей собственной жизни.
Формируемые посредством ТВ клише создают новую выдуманную реальность. Результатом этого становиться формирование упрощенного восприятия окружающего мира, причин и следствий личности, что в конечном итоге ведет к формированию легко управляемой, стандартно мыслящей массы людей.
Таким образом, современная личность – все больше инфантилизуется. Это касается не только нынешних подростков и молодежи, как это было в предшествующие периоды мировой истории, когда каждое поколение привносило «свой взгляд на мир», и более старшими оценивалось как безразличное и инфантильное. Данное явление распространяется на большую часть населения: на тех, чья молодость пришлась на завершение советского строя и перестройку, на бурные 90-е и переломные 2000-е. Данное восприятие мира, через СМИ распространяется в большее количество социальных групп. Только каждое из них, формы этого инфантилизма прикрывает разными «символическими оправданиями».
Для тех, чья молодость пришлась на 80-90-е годы – «оправдания» звучат следующим образом: «большие мальчики любят делать себе ХОРОШИЕ подарки», «игрушки нужны не только детям», «это мои мечты – и я их реализую» и пр. Мы можем предположить, что в период детства, подросткового возраста и молодости – нехватка желаемых, но не доступных символов (от игрушек до книг, от музыки до одежды и др.) – отражающих желания человека, привела к тому, что в более позднем возрасте, при получении определенного социального статуса, финансовых возможностей – люди пытаются компенсировать и преобразовать данную нехватку. И люди этой группы становятся потребителями не столько утилитарных товаров, сколько товаров со «специфическим смыслом»: ролики с ручным тормозом, лампа-кресло, пылесос с дистанционным управлением, паровую настольную мини-дрезину и пр. Т.е. именно теми вещами, которые могут «раскрасить», разнообразить жизнь – вернуть их в так быстро прошедшее детство.
Для тех, чья молодость пришлась на 90-2000-е годы – «оправдания» совсем иные, они приобретают новый контекст. Т.к. доступ к различным благам, тиражируемым массовой культурой и обществом потребления был более многообразен. Именно они являются активными проводниками нового типа культуры – интерактивного. Это они являются геймерами и блоггерами, «живущими» в виртуальном пространстве: они там работают, развлекаются, общаются. Они создают свой мир интерактивной культуры – где можно получить все: от образования до рабочего места, покупок для дома и развлечений, интимных отношений и просто общения. Поэтому, и оправдания этой группы соответствующие: «виртуальный мир – это мир, где я Бог», «в виртуальном мире я тот, кем хочу и могу быть», «интерактивное пространство – это пространство нового общества, где можно жить», «виртуальный мир – это место настоящего успеха не только в будущем, но и сейчас». Оценивая данные тенденции, можно заметить, что молодые люди пытаются спрятаться за интерактивным пространством, уйти от проблем, создав свой мир – где их либо нет, либо они успешно решаются ими без особых усилий. Все решается само собой – это позиция незрелой личности, боящейся брать на себя груз ответственности. Многие представители этого поколения хотят находиться в счастливом детстве, поэтому являются активными потребителями одежды, сумок и рюкзаков с персонажами мультфильмов, игрушек и других символов-аксессуаров детства.
Эти два поколения объединяет влияние массовых образцов и стереотипов восприятия и ложных ценностей развития личности. «Общество потребления заинтересовано в том, чтобы плодить подростка – продлить его возрастные рамки, поощрять его внутри взрослого человека» [1]. Поэтому, самоидентификация «взрослых детей» строиться на «успешности» и «продвинутости» их круга общения, способа зарабатывания денег и способа их траты. Этим тенденциям способствует «перепрограммирование» ценностной системы человека, возникшее в результате как локальных социально-политических изменений в России, так и общемировой виртуализации жизни.
Поколение нынешних детей и подростков (после 2000 года) – вбирает в себя элементы поведения всех предшествующих поколений, с кем они соприкасаются. Как обычно бывает в истории, – многое они не принимают в устоях и предпочтениях своих родителей, но все же многое, (относительно новые формы поведения – возникшие не более 20 лет назад) перенимается, не включаются критические механизмы, и это воспринимается как элементы «должной», «нормальной» картины мира. Например, для современных детей, является вполне обычным и обыденным использование сотового телефона, участие в компьютерных офф/он-лайн играх, наличие своего сайта в сети Интернет, собственных web-денег и др. Термин «оправдания» для своих увлечения к этому поколению сложно приписать, т.к. оно оперирует уже совсем иными категориями, ценностями и приоритетами. Показатели успеха, статуса, реализации в жизни будут совсем иными. Поэтому, старые схемы оценок для них не подходят. Они изобретут и уже изобретают собственную систему и собственные правила – совсем не похожую на нашу.
Если дальнейшее развитие страны будет идти по этому сценарию – то все последующие поколения будут абсолютно инфантильными людьми, не желающими брать на себя ответственность (в реальной жизни) о своем будущем и будущем страны. Общество окончательно разделиться (в силу различных ценностей, установок, различной картины мира) на два класса – правителей и толпы.
Итак, социально-политические трансформации категории личность развивались по следующей схеме. От понимания личности через идеологическую призму (до 1984), к самостоятельно выбирающему жизненные и личностные ориентиры человеку (с 1985 по 1989 гг.); в1990-1991 годы наступает период «самостоятельного выживания» личности; с 1992 по 1999 годы – период приспособления личности к власти, новым законам; с 2000 года, по настоящее время – период не вмешательства в дела власти.
На фоне такого социально-политического изменения данной категории, происходили ее и культурно-психологические трансформации.
Культурно-психологический контекст формирования смыслов категории личность закладывается в молодости. Анализируя последние 25 лет, можно говорить о увеличении инфантилизации все большего количества населения нашей страны. Люди, чья молодость пришлась на 80-90-е годы, выбирали, все новые способы реализации и адаптации в меняющемся государстве, но при этом, потеряли многие атрибуты детства и молодости.
Поколение молодежи 90-2000-х выживало и приспосабливалось к власти, оно развивало и направляло свой потенциал самореализации личности в сферу виртуального, информационного мира, все больше преуменьшая роль и значение личностного вмешательства в социально-политическую сферу общества, меняя культурно-психологические установки человека в сторону увеличения инфантилизации.
Поколение после 2000-го года использует те же способы адаптации к власти и личностного развития, что и их предшественники. Они более аполитичны и ориентированы на себя. Что ведет к формированию культурно-психологического типа человека нового времени.
Таким образом, мы можем заключить, что от социально единого, политически одобряемого развития личности в советское время, данная категория трансформировалась в сторону все большей инфантилизации и одновременного разграничения на политическое и личностное развитие.
____________________________________________________________________
*Статья написана по материалам проекта «Социальное изменение как трансформация символических форм», поддержанного АВЦП Рособразования «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы)». Грант № 2.1.3./1260. (Руководитель проекта – д.ф.н., профессор Кармадонов О.А.).

1Термины, включающие в себя части слов «взрослый» и «юность», «подростковый» и «средний возраст»: youthhood, middlescence, adultescents, middleyouths.


Список использованной литературы:
1. Костюков Л. Случай, когда оба неправы. URL: http://www.polit.ru/author/2009/01/29/subcult.html (Дата доступа: 31.08.09).
2. Подробнее описание метода ТСА и примеры его использования в исследованиях см.: Кармадонов О.А. Семантика политического пространства: Опыт кросскультурного транссимволического анализа // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1998. – Т.1. – № 4; Кармадонов О.А. Престиж и пафос как жизненные стратегии социоэкономической группы (анализ СМИ) // Социологический журнал. – 2001. – № 1; Кармадонов О.А. «Символ» в эмпирических исследованиях: опыт зарубежных социологов // Социологические исследования. – 2004. – № 6; Кармадонов О.А. Социальная память и социализация // Социология. – 2007. – № 2.
3. Ярская-Смирнова Е., Карпова Г., Ворона М. «Веселые, непонимающие и бессердечные?» О феномене Питера Пэна / Е. Ярская-Смирнова, Г. Карпова, М. Ворона // Неприкосновенный запас. – 2008. – №6(62). – С. 161-177.
Категория: КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ | Добавил: Админ
Просмотров: 1001 | Загрузок: 539 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 1
1  
This is way better than a brick & mroatr establishment.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

COPYRIGHT © 2017 КАФЕДРА РЕГИОНОВЕДЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ ИСН ИГУ