WWW.FST.MY1.RU

Сегодня

Добро пожаловать!

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Ðåéòèíã LegProm.Ru HotLog EOMY TOP 100 bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования Участник Премии Рунета 2009 www.socio.isu.ru www.socio.my1.ru
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape

COPYRIGHT © 2009-2013 КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ





Среда, 18.10.2017, 04:38
| RSS
Феноменология социальных трансформаций
Главная
Материалы конференций и семинаров


Главная » Файлы » МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИЙ » КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ

Трансформация символического статуса отечественного крестьянства
[ Скачать с сервера (62.0Kb) ] 07.03.2010, 13:43
Трансформация символического статуса отечественного крестьянства*.
П.Л. Кузнецов

Крестьяне – «мелкие сельскохозяйственные производители, которые с помощью простых орудий и труда членов своих семей получают продукцию главным образом для собственного потребления, прямого или косвенного, и для выполнения обязательств перед обладателями политической и экономической власти» [6]. Крестьяне, безусловно, формируют класс даже в условиях современной России. В советское время крестьяне составляли один из двух официально признаваемых классов. В период индустриализации село стало важным источником трудовых ресурсов строящихся промышленных предприятий. За период с 1940 по 1985 г.г. численность колхозников снизилась с 29 млн. человек (что составляло 40% от общей численности трудовых ресурсов) до 12,5 млн. человек (9,6%) [8; 150].
Сельская местность Советского Союза в большинстве своём так и осталась не обустроенной, за исключением электрификации, на селе были традиционно низкими уровень благоустроенности жилья, доля дорог с твёрдым покрытием, уровень телефонизации населения и т.д. Тем не менее, социальная сфера села развивалась: строились школы (начальные, «восьмилетки», полные), детские сады, фельдшерско-акушерские пункты, дома культуры и т.д.
В качестве экономической основы советских сёл выступали колхозы, совхозы, леспромхозы и т.п. Для полноценного функционирования и развития сельского хозяйства и села необходимы были специалисты со средним специальным и высшим образованием. Для их привлечения существовала система привилегий молодому специалисту, работающему на селе. Разумеется, учителя и врачи не являются крестьянами, однако обеспечение ротации кадров на селе покрывало дефицит специалистов на селе и способствовало образовательному и культурному росту селян, а также улучшению их здоровья.
Официальная точка зрения не дифференцировала крестьянство внутри себя. Однако социальное расслоение на селе было отмечено советскими исследователями. В частности, в 1970-ые г.г. «Ю. В. Арутюнян, основываясь на материалах эмпирических исследований, доказал, что внутриклассовые различия между социально-профессиональными группами сельского населения глубже, сильнее межклассовых» [Цит. по: 10; 95]. Еще в советское время на селе проживали «голытьба», «середняки» и семьи с более высоким уровнем доходов. Таким образом, ещё до перестройки имелось различие между символическое представлением о крестьянах и реальным положением дел на селе.
Период с 1984 по 2008 годы был нами охвачен в рамках исследования трансформации социальной структуры советского (а позднее – российского) общества. Мы использовали методику транссимволического анализа. Одной из категорий анализа являлось «крестьянство». Под эту категорию подпадали жители сельской местности, занятые сельскохозяйственным трудом.
Согласно данным, полученным в результате проведения транссимволического анализа, накануне начала перестройки, в 1984 г., крестьянство играло важную роль в советской идеологии. Отношение к советским крестьянам было только одобрительным. Доминирующая символическая триада 1984 г. – «труженики», «успешные», «работают» – сообщает нам об успехах сельского хозяйства, о высокой символической значимости крестьян, в качестве трудящихся, в качестве тех, кто кормит страну.
Дальнейшая трансформация символического статуса крестьянства проходила в два этапа:
1. 1985 – 1991 г.г. Обнажение проблем советского сельского хозяйства.
2. 1992 – 2008 г.г. Обнищание крестьянства.
Первый этап. Обнажение проблем советского сельского хозяйства (1985 – 1991 г.г.). Проблемы сельского хозяйства в 1985 г. ещё носят латентный характер. В одной статье сообщается о миграции крестьян в города, в виду неудовлетворённости жизни на селе. Но это только «первая ласточка». В целом, символическая триада 1985 г. весьма схожа с таковой 1984 г.: «рост доходов» (крестьянства), «трудолюбивые», «работают». Вообще, стоит отметить, что на первый этап трансформации категории «крестьяне» пришлись максимальные значения частоты её упоминания, достигнув своего пика в 1985 г.
В 1986 г. продолжается обсуждение проблем крестьянства, но также в малых объёмах. Выясняется, что крестьян можно поделить на богатых и бедных. Тем не менее, доминирующая символическая триада – «работяги», «успешные», «крепнут» (развиваются) – говорит о том, что в советском селе всё благополучно. Отношение к крестьянам, тем не менее, немного ухудшилось: критикуются нерадивые крестьяне, не относящиеся честно к своему делу.
В 1987 г. появляются первые сведения о бесхозяйственности в колхозах (имевшей место и ранее). Однако статей, критикующих сельское хозяйство ещё довольно мало, поэтому символическая триада – «работяги», «коллективные», «трудятся» - имеет прежние коннотации. Подобная ситуация сохраняется и в 1988 г.: доминируют символы «землепашцы», «трудолюбивые», «поощряются», свидетельствующая о стабильном положении на селе.
Лишь в 1989 г. появляется первый доминирующий символ, говорящий о социальном расслоении на селе – «бедные». Официально признаётся, что крестьянство по своему положению не едино, есть зажиточные и малообеспеченные крестьяне. Оказывается, что даже на селе, гдё крестьянин сам себя обеспечивает, не всё гладко. Остальные доминирующие символы сообщают, что в целом на селе всё благополучно: «хозяин земли», «зажиточные», «работают».
В 1990 г. повторяется информация о плохом материальном положении крестьян – «бедняки». Тем не менее, крестьяне «успешно» «работают», судя по другим доминирующим символам. Небольшое порицание крестьян – 7% статей выражают отрицательное отношение к категории – объясняется их бесхозяйственностью. Бросается в глаза закономерность: если в 1987 г. за бесхозяйственность критиковали систему сельского хозяйства, то в 1990 г. – уже самих крестьян.
В 1991 г. символическая триада – «выход крестьян из колхозов», «трудолюбивые», «работают» - сообщает о начале развала коллективных хозяйств, хоть они ещё и работоспособны. Вообще, на селе переломным был скорее 1991 год, поскольку именно «в 1991 – 1992 г.г. в большинстве регионов России произошёл «переход от воспроизводства населения на основе положительного естественного прироста к режиму депопуляции… когда впервые за годы мирной жизни число умерших превысило число родившихся» [2; 64-65]. В декабре этого же, 1991 г. «правительством Российской Федерации были приняты постановления о реорганизации колхозов и совхозов и порядке приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий, нацеленные на изменение организационно-правового статуса, на реализацию права свободного выбора формы предпринимательства с закреплением за работниками имущественных паев и земельных долей, правом свободного выхода из состава коллективного хозяйства без согласия трудового коллектива. Трудовым коллективам предоставлялось право сохранить прежнюю форму хозяйствования» [5; 70-71]. Указанными постановлениями были законодательно закреплены процессы, имевшие место на практике: коренная трансформация жизни на селе.
Таким образом, мы видим, что в советское время ещё до перестройки существовал диссонанс между символическим и реальным статусом крестьян. Согласно официальной идеологии один из двух основных классов советского общества не мог не жить хорошо в социалистическом обществе, иначе ставилась бы под сомнение эффективность партийного руководства. Однако руководство страны так и не смогло добиться повсеместного равенства качества жизни на селе с таковым в городе. Это явилось одной из причин губительного процесса для села, начавшегося ещё при СССР: эмиграция в города наиболее социально активной части крестьян (в первую очередь, талантливой молодёжи).
Второй этап. Обнищание крестьянства (1992 – 2008 г.г.). С 1992 г. начинается реорганизация колхозов и совхозов в новые формы хозяйствования. В то время был популярен лозунг "Фермер накормит Россию!" [5; 71]. Большие надежды возлагались на развитие крестьянско-фермерских хозяйств.
Однако в том же году, как известно, произошла либерализация цен, приведшая к обнищанию страны. Тем не менее, сельское хозяйство в большей степени пострадало от ввоза в страну западных продуктов питания, начавшегося в 1990 г. Страна узнала про «ножки Буша», а импортёры вытеснили отечественного производителя с его же рынка. Результатом стало разорение крестьянских хозяйств, обнищание крестьянства.
Государство пыталось реформировать сельское хозяйство, однако реформы были обречены на неудачу. Согласно мнению И.Е. Ильина, основной неудач реформ АПК в 1990-ые стал кадровый голод на селе, появившийся в результате отторжения «прежних кадров, взращенных прошлой системой ("с водой выплеснули ребенка"); многие сами не приняли трансформацию общества в целом и преобразования на селе» [5; 74].
В итоге, «начиная с 1994 г. сельское хозяйство является экономическим аутсайдером по уровню оплаты труда в России» [3; 90]. «Крайне низкая заработная плата в купе с длительными периодами её задержки, отсутствием реальной связи между производительностью и вознаграждением эффективных и квалифицированных работников, низкой исполнительской дисциплиной, утратой трудовой мотивации, пьянства привела за 1990-ые годы к деградации «трудовых коллективов в большинстве сельскохозяйственных предприятий» [9; 66].
Результатом преобразований аграрной сферы «можно считать появление многоукладной сельской экономики, основанной на разных способах экономической деятельности и образе жизни занятых здесь людей» [9; 64], в том числе:
- «коллективный (корпоративный) сектор, который образуют крупные сельхозпредприятия - преемники колхозов и совхозов…
- семейный сектор (личные подсобные хозяйства)…
- фермерский сектор … » [9; 64].
В 2000-ые г.г. негативные тенденции в сельском хозяйстве сохранились. Так, например, «если в 1990 г. зарплата в промышленности была только на 8% выше, а в сфере финансовой деятельности на 7% ниже, чем в сельском хозяйстве, то в 2007 г. в первой превзошла в 3,2, а во второй - в 7,4 раза» [3; 90-91].
В 2006 г. Правительством РФ началась реализация Национального проекта в АПК. «Основными направлениями проекта "Развитие агропромышленного комплекса" определены: ускоренное развитие животноводства; стимулирование развития малых форм хозяйствования в агропромышленном комплексе; обеспечение доступным жильем молодых специалистов и их семей на селе» [7; 67]. Однако, по мнению ряда учёных, нацпроект не решит коренным образом проблемы села; поскольку он ориентирован на развитие крестьянско-фермерских хозяйств, а крестьяне, в большинстве своём тяготеют к «коллективным формам ведения хозяйства» [2; 60]; поскольку нацпроект ориентирован на развитие «предпринимательской жилки» у крестьян, но крестьяне не хотят связываться с предпринимательством [11; 74]; поскольку национальный проект не ориентирован на «комплексное возрождение села и никак не касается статуса земли, сельскохозяйственных угодий» [2; 63]. Помимо этого на реализацию национального проекта накладываются неформальные практики: злоупотребления глав администраций районов, откаты для оформления кредитов (в том числе с залоговым обеспечением), практика невозвратных кредитов и т.д [1; 43-51].
По данным ТСА в 1992 г. отсутствует негативное отношение к крестьянам. Доминирующая символическая триада – «создание КФХ» , «трудолюбивые», «работают» – связана с процессами, происходившими в то время в России. Как уже упоминалось, в начале 1990-ых шел активный процесс образования КФХ. Однако далеко не все фермеры смогли вынести натиск реформ, многие из них были разорены.
За период с 1993 по 2008 годы только три года (1993 – 1995 г.г.) крестьяне упоминаются достаточно, чтобы провести ТСА. В 1993 г. символическая триада – «земледельцы», «бедные», «отучились работать». В 1994 г. – «земледельцы», «бедные», «ущемлены». В 1995 г. – «селяне», «бедные», «могут работать». В каждом из трёх лет одинаков аффективный символ – «бедные». Остальные символы говорят о начинавшейся в 1990-ые г.г. деградации трудовых ресурсов на селе, о высоком уровне безработицы (крестьяне могут работать, да негде), а также об уже упоминавшемся выше ущемлении прав крестьян: права на труд в силу тотальной безработицы, права на образование, так как качество образования в сельской школе снизился, для детей селян снижены возможности поступления в ВУЗ на бюджетной основе.
В 2000 г. категория вообще не встречается, остальные годы встречается в недостаточном количестве – анализ затруднён. Однако красной нитью на протяжении до 2003 г.г. проходит тема неудовлетворительного материального положения крестьян. Это говорит о многолетней депрессии села, из которой, кстати говоря, оно не выбралось до сих пор.
Одновременно с падением СССР произошло значительное снижение символической роли крестьян при традиционно низкой роли реальной. Основная причина – символическая маргинализация крестьянства, выраженная в потере прежнего статуса без приобретения нового справедливого символического значения в обществе. Государство, таким образом, как бы стало честнее, по отношению к селянам: как правило, на селе живётся плохо, но в то же время нет завышенного символического статуса. Однако неудачи реформ на селе в купе с отсутствием адекватной системы пропаганды крестьянского образа жизни привели к тому, что уже длительный период происходит бегство крестьян в города и деградация оставшихся на селе. Также нередки случаи, когда в сельском населённом пункте львиную долю населения составляют старики. Это говорит о значительном сокращении воспроизводства жизни крестьян, а также об угрозе обезлюдивания сёл. Необходимы немедленные кардинальные перемены, целью которых будут улучшение качества и уровня жизни на селе и возвращение молодёжи. Качество жизни можно увеличить, улучшив условия труда селян, увеличив доступность городских благ (в том числе и за счёт развития новых коммуникаций). Однако все изменения необходимо производить в комплексе, не оставляя узких мест в жизни крестьян.
Рентабельность сельского хозяйства довольно низка. Однако именно сельскохозяйственное производство способно обеспечить продовольственную безопасность для всей страны. Несмотря на то, что 64% территории России относится к зоне Севера, в РФ достаточно агроклиматических ресурсов, чтобы прокормить нацию [4].
Но пока мы имеем разложившееся сельское хозяйство, которое не способно нам дать ничего, кроме слоя малоимущих крестьян или маргиналов.
____________________________________________________________________
*Статья написана по материалам проекта «Социальное изменение как трансформация символических форм», поддержанного АВЦП Рособразования «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы)». Грант № 2.1.3./1260. (Руководитель проекта – д.ф.н., профессор Кармадонов О.А.). 


Список использованной литературы:
1. Барсукова С. Ю. Неформальные практики в реализации Национального проекта АПК. // Социологические исследования. 2008. №3.
2. Великий П. П. Российское село в условиях новых вызовов. // Социологические исследования. 2007. №7.
3. Долгушкин Н. К., Новиков В. Г., Староверов В. И. Проблемность современного сельского бытия и пути его оздоровления. // Социологические исследования. 2009. №2.
4. Зыкова Т. Гордеев видит цель. // "Российская газета". URL: http://www.rg.ru/2006/11/07/gordeev.html (дата обращения: 1.08.2009)
5. Ильин И. Е. "Великий перелом" в чувашском селе. результаты и следствия аграрной реформы. // Социологические исследования. 2007. №11.
6. Национальная социологическая энциклопедия. URL: http://voluntary.ru/dictionary/567/word/%CA%D0%C5%D1%D2%DC%DF%CD%C5/ (дата обращения: 1.08.2009)
7. Родионова Г. А. Особенности национального проектирования сельской жизни. // Социологические исследования. 2007. №7.
8. Руткевич Н.М. Социальная структура. М.: Альфа-М. 2004, 272с.
9. Фадеева О. П. Хозяйственные уклады в современном российском селе. // Социологические исследования. 2007. №11.
10. Хагуров А. А. Некоторые методологические аспекты исследования российского села. // Социологические исследования. 2009. №2.
11. Широкалова Г. С., Зинякова М. В. Реалии российской деревни. // Социологические исследования. 2006. №7.
Категория: КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ | Добавил: Админ
Просмотров: 1280 | Загрузок: 533 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

COPYRIGHT © 2017 КАФЕДРА РЕГИОНОВЕДЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ ИСН ИГУ