WWW.FST.MY1.RU

Сегодня

Добро пожаловать!

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Ðåéòèíã LegProm.Ru HotLog EOMY TOP 100 bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования Участник Премии Рунета 2009 www.socio.isu.ru www.socio.my1.ru
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape

COPYRIGHT © 2009-2013 КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ





Четверг, 21.09.2017, 11:04
| RSS
Феноменология социальных трансформаций
Главная
Материалы конференций и семинаров


Главная » Файлы » МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИЙ » КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ

Социальная память в трансформирующемся обществе
[ Скачать с сервера (44.0Kb) ] 07.03.2010, 12:36
Социальная память в трансформирующемся обществе.
К.И. Домбровская

Время не стоит на месте и наше общество, идя в ногу с ним, постоянно трансформируется, меняется, приспосабливаясь к новым окружающим условиям или приспосабливая условия к своим потребностям. Социальная память при этом остается той тонкой ниточкой, которая связывает прошлое, настоящее и будущее.
По своей сути социальная память — это память общества, воплощенная в материальных вещей, документах, языке, менталитете, живом знании, социальных нормах, технологических умениях.
Феномен "социальной памяти" крайне неоднозначен. С одной стороны, он может быть использован для разжигания этнической и групповой неприязни, возникновения межнациональной напряженности, с другой — является отправной точкой для развития следующего поколения, которому уже не нужно "изобретать велосипед", так как можно использовать достижения предков, развивая и преумножая их. Противоречивость проявления социальной памяти обусловлена использованием данного этого феномена в своих целях: властные структуры, различные политические, социальные группировки всегда стремятся навязать обществу собственное понимание исторической памяти.[2]
Обращение к памяти исторического, социального прошлого является важной потребностью общества, так как в ней заключен также и большой воспитательный потенциал. Историческая память обеспечивает связь поколений, их преемственность, создает условия для общения, взаимопонимания и определенных форм сотрудничества людей в различных сферах деятельности.
Социальная память выступает обязательным условием существования общества, базируется на накоплении, хранении и трансляции социально-значимой информации. Содержательную основу составляет культурный багаж народа, включающий элементы этнической культуры, такие как: язык, народное искусство, материальная культура народа, национальные обычаи и традиции, народная философия и традиционная система воспитания, этика народа и т.д.
Данный феномен представляет собой одно из самых сложных социально-психологических образований в системе духовного облика человечества. Откладываясь слой за слоем в языке, культуре, обычаях, обрядах, в психологии, социальная память дает о себе знать и в представлениях о том или ином виде деятельности, в осознании тех или иных вопросов, отношении к материальным и духовным ценностям. В социальной памяти находят отражение как конкретные инструкции по тому или иному вопросу, так и легкие заметки, наталкивающие на размышления. Однако существует проблема, которая заключается в том, что социальная память зачастую ограничена рамками личного опыта различных поколений. Люди обычно не способны вспомнить и особенно воспринять в качестве важнейших те события, которые происходили до начала их жизни.
Социальная память все же избирательна, потому что здесь присутствует субъективный фактор, т.е. факты и события воспроизводятся через призму интересов личности, различных социальных групп, так как любой исторический факт, знание или материальную вещь можно воспринимать совершенно по-разному и каждый смотрит со своего, только ему понятного ракурса на ту или иную область социальной памяти.
В последние годы память об исторических событиях и явлениях прошлого стала мощным источником для общественных настроений, выражения национального самосознания народов. Пришло понимание, что использование потенциала социальной памяти очень серьезное оружие и приведение в действие данного потенциала на благо прогресса является сложной и ответственной задачей всего общества.[3]
Содержание памяти общества образует социальные смыслы, то есть знания, умения, стимулы, эмоции, только полезные для жизни этого общества. Бесполезные смыслы из памяти, как правило, выпадают.
Социальная память - хранилище всевозможных смыслов: знаний, умений, стимулов, эмоций. Однако легко заметить, что общественные настроения, выражающие желания, симпатии, антипатии большинства членов общества, подтверждены довольно быстрым изменениям. Популярные вчера лозунги и идеалы, сегодня забыты; привлекательные недавно лидеры и общественные движения теперь кажутся старомодными и обветшалыми. Механизмы быстротечной смены общественных настроений действуют таким образом, что не допускается накопление и одновременное осуществление в актуальном общественном сознании противоположных стремлений и эмоций. Положительность эмоционально-ориентационной неустойчивости в том, что не происходит перегрузка социальной памяти, она оперативно очищается и обновляется. Поэтому постоянного роста эмоционально-волевой составляющей социальной памяти не происходит. Иное дело — рациональные знания и умения. Здесь нет автоматически действующего механизма разгрузки, и человечество столкнулось с кризисными явлениями, разрешение которых пока не просматривается. Кризис имеет количественную и качественную интерпретации.[1]
Количественная интерпретация заключается в в том, что развитие общественного познания вызывает противоречие между постоянно растущими объемами текущей информации и информационных фондов и физическими возможностями индивидуальной памяти освоить их. Это противоречие, получившее название кризис информации, особенно болезненно переживается профессиональными учеными, которые сугубо выборочно и фрагментарно знакомятся с работами коллег из других стран, да и своих соотечественников.
Очевиден ущерб, наносимый информационным кризисом научно-техническому прогрессу: гениальные открытия, может быть, сделаны, опубликованы и похоронены в недрах библиотек; расширяется дублирование исследований; снижается уровень компетентности специалистов, — то есть, «мы не знаем, что мы знаем» из-за отсутствия надежного контроля за содержанием фондов общественного знания. Ситуацию информационного кризиса не облегчают и автоматизированные информационно-поисковые системы. Ведь сущность кризиса состоит в ограниченности восприятия информации индивидуальной памятью, а эти ограничения снять не удается.[2]
Качественная сторона кризиса социального познания состоит в противоречивости самого знания, концентрированного в памяти общества. В начале XX века была общепризнанна накопительная модель роста научного знания, постепенный последовательный рост однажды познанного, подобно тому, как кирпичик к кирпичику наращивается стена. Труд ученого в этом случае состоит в добывании кирпичиков-фактов, из которых рано или поздно производится здание науки, ее теория. На смену данной концепции пришла концепция революционных переворотов в науке, отрицающая непреходящую ценность накопленного знания. Вследствие нестабильности общественное знание нельзя представить в виде логически стройной и эстетически гармоничной структуры, это не система, а мозаика.[1]
Вследствие конкурентной борьбы данная мозаика общественного знания не имеет стабильной структуры и постоянно видоизменяется, исключая тем самым постепенное накопление.
Соответственно социальная память человечества попросту не успевает отбрасывать ненужные для накопления факты и в то же время не успевает накапливать все, что было улучшено или изобретено очередным поколением. В результате последующее поколение не может быстро определить ту самую точку отсчета, от которой можно оттолкнуться и по новой решает уже решенные проблемы, либо вообще не замечает ранее выявленные.
Поэтому на мой взгляд самой трудной проблемой в рамках феномена "социальной памяти" является проблема качественного отбора материала для последующих поколений. Эта идея уже лежала в основе проекта «Память мира», выдвинутого ЮНЕСКО в 1994г. Главным камнем преткновения на пути успешной реализации проекта всемирной памяти стало определение критериев отбора общечеловеческих ценностей, которые должны войти в «Память мира». Дело в том, что современникам не дано правильно предугадать будущую судьбу созданных сегодня творений.


Список использованной литературы:
1. Колеватов В.А. Социальная память и понимание. — М.: Мысль, 2001. — 190 с.
2. Манкевич И.А. Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной научной конференции. 18 мая 2001 г. Санкт-Петербург. Серия «Symposium». Выпуск №12. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. C. 83 — 87.
3. Молдобаев К.К. Путь Востока. Культурная, этническая и религиозная идентичность. Материалы VII Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока. Серия "Symposium”. Выпуск 33. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2004. C.18-22
Категория: КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ | Добавил: Админ
Просмотров: 4787 | Загрузок: 749 | Рейтинг: 3.7/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

COPYRIGHT © 2017 КАФЕДРА РЕГИОНОВЕДЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ ИСН ИГУ