WWW.FST.MY1.RU

Сегодня

Добро пожаловать!

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Ðåéòèíã LegProm.Ru HotLog EOMY TOP 100 bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования Участник Премии Рунета 2009 www.socio.isu.ru www.socio.my1.ru
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape

COPYRIGHT © 2009-2013 КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ





Среда, 18.10.2017, 04:39
| RSS
Феноменология социальных трансформаций
Главная
Материалы конференций и семинаров


Главная » Файлы » МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИЙ » КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ

Этнические стереотипы в развивающемся обществе: феномен "кавказофобии" в России
[ Скачать с сервера (78.0Kb) ] 07.03.2010, 23:06
Этнические стереотипы в развивающемся обществе: феномен "кавказофобии" в России
А.В. Шмадченко

Важнейшая особенность общественно-политической жизни современной России – признание этничности, национальных различий и интересов делом естественным и в определенных пределах законным. Сильные этнократические мотивы в политике ряда образовавшихся на развалинах СССР новых независимых государств, острый кризис прежней системы ценностей и стремление заменить ее национальной идеей, ожесточенная борьба за перераспределение ресурсов и ряд других причин – все это ведет, в частности, к тому, что многие социальные конфликты и противоречия приобретают этническую окраску, а всегда существовавшие национальные предубеждения, предрассудки, реальные и мнимые обиды и недовольства открыто проговариваются и становятся реальным фактором общественных отношений.
Однако за такими глобальными событиями, как распад СССР, за трагедиями локальных войн, этнических чисток и массовых погромов несколько уходит в тень, недооценивается обществом и властями подспудная напряженность, повсеместно существующая вокруг некоторых иммигрантских общин.
Вокруг сравнительно немногочисленных групп выходцев с Кавказа, рассеянных по всей стране и россиян, постоянно растет «поле напряженности и конфликта». С легкой руки чиновников их часто называют «лицами кавказской национальности». Словосочетание это часто мелькало (да и сейчас встречается) в прессе, хотя Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации признало его «некорректным и неэтичным». [Решение Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ от 14 июля 1994г. №22 «Об этническом аспекте освещения в СМИ причин преступности»//Российская газета, 1994, 23 июля]
Сейчас, когда это выражение достаточно дискредитировано, часто используются эвфемизмы «черные», «смуглокожие», «чучмеки», «чурки» и т. д.
Так или иначе, недоброжелательство значительной части российского общества, принимающего выходцев из Кавказа видно невооруженным взглядом, всё это фиксирует актуальность данной темы, делая её, интересной и в то же время проблемной темой современности.
На мой взгляд, история появления термина «лица кавказской национальности» в нашей стране темна и непонятна. «Лица кавказской национальности – это собирательное наименование представителей коренных народов, проживающих в районе Кавказского хребта» [Википедия – свободная энциклопедия интернета]. Однако попытка привязаться к географическим определениям ничего не проясняет, а напротив, запутывает ситуацию. Основываясь исключительно на географии, придется признать, что русские, составляющие подавляющее большинство населения Северного Кавказа (11,6 млн. человек, или 60%), также являются лицами кавказской национальности. А это противоречит не только науке, но и здравому смыслу. Вполне очевидно, что никому не придет в голову называть людей с Урала лицами «уральской» национальности, с Гималаев – лицами «гималайской» национальности, и т.д. Да и на Кавказе никогда не было такого понятия. Между тем, если использовать привычный для восприятия термин «национальность» (в исследуемом словосочетании – в негативной форме по отношению к кавказцам), выясняется, что лица кавказской национальности – это азербайджанцы, армяне, грузины, аварцы, чеченцы, осетины и еще около 50 разных национальных групп нашей страны. Причем процесс превращения этих людей различной этнической принадлежности в «лица кавказской национальности» не является случайным.
По данным правозащитников, в России издается более 100 газет на «языке вражды» пропагандирующих националистические взгляды и формирующих у населения отрицательные представления о кавказцах. Около 60% опрошенных россиян в той или иной форме являются носителями таких идей и настроений. «Основную массу этнического негативизма по-прежнему образуют антикавказские установки», — из года в год констатируют социологи авторитетного Всероссийского центра по изучению общественного мнения (ВЦИОМ) [Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. М., 1994. №1 стр.17-19; 1995.№2 стр.22-26; 1995. №3 стр. 14-16, 56-57]
Не менее 70—80% петербуржцев убеждены, что «чем меньше в городе приезжих с Кавказа, тем спокойнее» — таков вывод из многолетних обследований социологов северной столицы [Сикевич З. В. Расколотое сознание (этносоциологические очерки). СПб., 1996. стр. 75-85]
О «чернофобии», о том, что «москвичи не любят кавказцев» и ощущают «исходящую от них скрытую угрозу», регулярно пишут журналисты [Искандарян А. Чернофобия//Новое время. М., 1995. №4. стр. 97-103.]
Естественно, в такой ситуации аргументы о том, что преступники не имеют национальности и что кавказцы такие же граждане России, что их предки сотни лет жили в единой стране, абсолютно не работают. Напротив, у определенной части населения они вызывают враждебное восприятие и раздражение. На основании собственного жизненного опыта и многолетнего «промывания мозгов» СМИ русский человек делает для себя четкий и однозначный вывод: кавказец – значит чужой, а если чужой, то плохой и опасный. Приняв такое решение, он освобождают себя от такой химеры, как гражданская совесть. Подтверждением серьезности этих намерений, а также того, что враждебные установки начинают определять поведение людей, являются конфликты в Ставрополе, Москве и в других регионах страны. Их анализ показывает, что кавказофобия, устойчиво развивается и становится грозной разрушительной силой. В такой обстановке даже мелкий конфликт на бытовой основе, кому и где танцевать лезгинку, быстро перерастает в столкновения этнических группировок. Как показывает практика, безнаказанность развращает кавказофобов, а поддержка со стороны отдельных политиков, в том числе депутатов Госдумы, воодушевляет.
Разумеется, что набирающий обороты процесс ксенофобии разбудил многих кавказцев, заставил серьезно задуматься о собственной судьбе и о будущем России, которую они считают своим Отечеством. Впервые в современной истории России, они, независимо от этнического происхождения, начинают объединяться и ставить перед властью и обществом вопросы защиты своих конституционных прав.
В России с давних времён культивировался образ «врага» - внешнего или внутреннего, который предназначался для мобилизации общества и направления его недовольства от социально-экономических проблем в ту сторону, которая в то или иное время наиболее годилась вождям. После окончания биполярного разделения мира, когда, как казалось, исчез ненавистный «исторический враг» в лице Соединенных Штатов, в этой связи возник определенный идеологический вакуум.
Как подчеркнул российский журналист Александр Минкин [Московский Комсомолец 1996г, №5] властям необходим новый враг (враг – неотъемлемая часть русской жизни и сегодня эту роль присудили кавказцам), потому что без него сложно объяснить, почему 60 % русских живет под чертой бедности. Недовольство людей – реальная сила. Поэтому пусть оно лучше направляется против кавказцев, а не против губернаторов и префектов и не против Кремля, который месяцами не платит заработную плату и увеличивает коммунальные платежи.
Раздувание антикавказских настроений в России с некоторыми перерывами и с разной степенью интенсивности началось уже в начале 90-х годов, и было обусловлено, прежде всего, внутриполитическими мотивами.
Естественно, образ врага нельзя создать на «пустом» месте. Образ врага, как правило, создается, накладываясь на существующие негативные ассоциации в обществе. В этом смысле плодородной почвой были устойчивые чувства неприязни к кавказцам, которые возникали из-за спорных отношений между русским и представителями кавказских народов в повседневных отношениях, которые начали превалировать с конца 80-ых годов прошлого века.
Иммиграция уроженцев Кавказа в регионы и города России усилилась во второй половине 70-ых годов. Она была мотивирована экономическими причинами и усилилась в 80-ые годы. То обстоятельство, что кавказцы оказались в чужой (русской) и незнакомой (городской) среде, в которой их обычно не принимали с восторгом, убеждало уроженцев кавказских деревень в том, что они должны рассчитывать только на свои силы, особенно, если хотят удержать своё «место под солнцем» в большой конкуренции с местным населением.
Тем самым в них еще больше укреплялись уже существующие механизмы клановой и этнической сплочённости и мобилизации. Вскоре, среди некоторых молодых кавказцев стали возникать и успешно развиваться преступные группы, созданные на этническом или смешанном кланово-этническом принципе. Тем не менее, уголовная и торговая деятельность как таковые не являлись необходимым условием для конструирования и усиления антипатии местного русского (белорусского, украинского, иногда и казахского и т. д.) населения. Те иногда были культурно детерминированы.
Известно, например, что в ситуациях, когда доходит к спорам, одни и те же характерные черты, которые первоначально воспринимались позитивно, могут носить сугубо негативный характер. Таким образом, гордость превращается в заносчивость, традиционализм в отсталость, инициативность вдруг начинает восприниматься как проявление дерзости, смелость понимается как агрессивность, предприимчивость как хамство и т. п.
Вскоре дифференциация по национальным принципам укрепляется подчёркиванием реальных или вымышленных «отличий» - речь может идти об отличных (непонятных) языках, (визуально воспринимаемых на первый взгляд) культурных особенностях, внешнем виде «чужеземцев» или их темпераменте. Иногда, даже более выразительная жестикуляция, «режущая слух» интонация разговора на иностранном языке и прирождённое стремление «иногородцев» быть вместе в незнакомой среде воспринимаются как своеобразный вызов и неуважение по отношению к местному населению.
Грустно сознавать, что, несмотря на многие десятилетия совместного проживания с представителями кавказских народов в пределах одного государства, так и не имело места более глубокое понимание традиций и культуры кавказцев. Русские имеют о кавказцах (равно как и о преобладающем большинстве других народов бывшего СССР) скорее поверхностные и неполные знания, обусловленные в лучшем случае пафосным восприятием романтично-экзотической кавказской «символики», что было типичным для советского периода (горы, кинжал, кровная месть, джигит, адат, шашлык, вино и т.д.), в худшем случае - субъективными рассказами о «кровожадности», «коварстве» и «жестокости» горцев или же о их прирожденном «торгашеском» таланте.
Опасения русского населения усиливает и ощущение, что кавказцы присутствуют «везде» и что их «слишком много». Кавказцы «оккупировали весь город», «всё себе присвоили», «они везде»[ Аргументы и факты, 1996, №36] и т.д. На эти страхи в определённой мере влияет и то, что многие молодые уроженцы Кавказа, только что по экономическим причинам приехавшие в российские города, как правило, стремятся занимать места, которые приносят или могут приносить быструю экономическую выгоду, не важно, если в торговле или (что случается реже) в государственном секторе. Поэтому их часто можно видеть вместе. Кроме того, оставаясь верными канонам этнической или клановой солидарности, они «притягивают» своих родственников и знакомых на новые места, иногда даже за счет местного населения. Для защиты своих индивидуальных, клановых или этнических интересов молодые кавказцы нередко охотны, использовать и грубую силу.
Интерес вызывает и тот факт, что кавказское общественное мнение, в отличие от русского, не склонно осуждать успех и богатство. В России же всё ещё существует стереотип, сохранившийся как минимум с советских времён, согласно которому к богатству нельзя прийти честным трудом. Такое мнение в глазах большинства населения только подтверждает «подозрительное» поведение некоторых кавказцев.
Поведение такого рода трактуется местным (русским) населением как проявление наглости, невоспитанности, другими словами, неуважения по отношению к «хозяевам». Кавказцы зарабатывают деньги «на их страданиях», «используют нашу сердечность», «обманывают», «хотят нами распоряжаться» [Ангарская газета, Ангарск, 1995, №1] и т. д.
Исследования общественного мнения показывают, что в России с середины 90-х гг. ксенофобия носит характер, направленный против кавказцев. Ксенофобия и этнофобия в современной России представляют значительную проблему: на вопрос, «представляют ли представители нерусских национальностей, которые находятся на территории России, угрозу для этой страны», в конце 90-х лет положительно отвечало около 55 % опрощенных.
В последнее время в представлении русского обывателя понятие «кавказец» ассоциируется с уголовной или незаконной деятельностью. Реалии внутриполитической жизни современной России - крайнее обострение ситуации на Северном Кавказе, терроризм, усиление чувства неприязни по национальному признаку, глобальное увеличение числа крайних националистов как с той, так и с другой стороны, актуализация старых и появление новых антикавказских стереотипов. Во многом это объясняется тем, что постсоветское общество практически утратило традиционные ценности, не успев приобрести новые. В данной ситуации этничность продолжает оставаться наиболее доступной формой групповой идентификации.
События последних лет вкупе с недоброкачественной информацией повлияли на укрепление этнических предрассудков в обществе, причем они все чаще приобретают черты архетипов. В восприятии части российского социума сложился некий собирательный псевдоэтнический образ «лица кавказской национальности», неразрывно связанный с дикостью, беззаконием, религиозным экстремизмом и международным терроризмом. Подобные, далеко не беспочвенные, настроения определенной части россиян - причудливая смесь агрессии и страха - легли у них в основу этнонационалистической антипатии, антикавказской истерии, именуемой иногда иначе «кавказофобией».
В свою очередь, положительно настроенная часть населения Кавказа поставлена в жесткие условия разграничения общества по архаичному принципу «мы - они». Имеющие место злоупотребления правоохранительных органов, действенное выражение негативного отношения к выходцам с Кавказа приводят к дальнейшему обострению межетнических отношений.
В условиях обостряющегося социально-экономического и общественно-политического положения России и субъектов Федерации, даже незначительный конфликтный фактор способен спровоцировать формирование негативной реакции определенной части населения, привести к созданию организаций, пропагандирующих идеи национального превосходства, как правило, облекаемые на начальном этапе в формулу единства нации, пробуждения национального самосознания.
Одна из сложных проблем – инертность общества и страх россиян признаться себе в том, что в стране, победившей фашизм, появились признаки, казалось бы, навечно похороненной «чумы» XX века. Вторая проблема состоит в том, что ксенофобия в России подпитывается гигантским разрывом между бедными и богатыми. В Москве доходы богатых превышают доходы бедных более чем в 40 раз, в среднем по России – в 15 раз (коэффициент Джинни), в развитых странах – в 5–8. Поэтому в определенном смысле ксенофобия является формой социального протеста против неэффективной государственной системы и несправедливого распределения национальных богатств. Третья проблема – миграционная политика, где правит балом коррупция, и адаптация мигрантов к условиям жизни в регионах РФ. Идеологическая «инфекция» стремительно распространяется среди малообеспеченных слоев населения и особенно среди молодежи. По данным экспертов Московского бюро по правам человека, в России действует 141 молодежная группировка экстремистского толка общей численностью около 500 тыс. человек. Особенно много экстремистов в столичном регионе и в Санкт-Петербурге.
В массовом сознании выходец с Кавказа в России предстает не как конкретный человек со своими индивидуальными социальными, экономическими, психологическими, этническими, наконец, характеристиками, а как часть корпорации, группы, несущий в себе некие общие, обязательно присущие всем характеристики. Это, например, отчетливо проявилось в результатах опроса, проведенного в 1999 г. среди студентов шести факультетов четырех иркутских вузов (125 опрошенных) [Полютина Е. В. «Торговые народы» современного Иркутска в общественном мнении (по результатам анкетирования студентов)//Иркутск. Хроника событий. Документы. Социальные технологии. Иркутск, 1999. №1. стр.55-62] Студенты были избраны как слой, генерирующий весь спектр общественного мнения, как потенциальная элита, а также в силу их многочисленности в городе.
Первое, что бросается в глаза — общее отрицательное отношение респондентов к кавказцам. При ответе на открытый вопрос об основных свойствах этой группы полностью преобладает характеристика «наглые» (50 ответов с этим словом, а также еще 19 близких по смыслу — «высокомерные», «грубые», «не уважают местные традиции» и т. д.). Довольно много грубых и просто оскорбительных эпитетов — «грязные», «тупые», «назойливые», «невыносимые», «агрессивные», «обманщики», «циничные», «сексуально озабоченные», «сволочи», «твари». Встречалась и ненормативная лексика. Вторая по численности группа характеристик — оценка кавказцев как торговцев или «торгашей» (12 человек).
Отсюда конкретные выводы: 82 человека (66% опрошенных) считают, что в Иркутске «слишком много» кавказцев, 77% — что они увеличивают криминальность в городе, 78% полагают, что их экономическую деятельность необходимо ограничить, а 19% — просто запретить, 67% хотели бы ограничить их пребывание в городе, а 17% являются сторонниками депортации. Около 80% опрошенных людей считают, что иркутяне в целом относятся к кавказцам отрицательно.
Нетрудно понять, что попытки реализовать экстремистский лозунг «Россия – для русских» и превратить нерусских в граждан второго сорта может положить начало великой смуте, которая приведет к распаду Российской Федерации. Ведь нерусские народы составляют значительную часть населения страны и проживают на территории от «Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей». И что с ними делать? Сегрегация невозможна, депортировать не получится, земли терять не хочется. В связи с этим следует отметить, что странная «любовь» национал-шовинистов к территориям и ненависть к людям, на них проживающим, пока не получила должной оценки общества и решительного отпора со стороны правоохранительных органов.
В сложившейся ситуации ошибочно считать, что власть не знает о происходящих процессах и не предвидит последствий для судьбы страны. Однако отсутствие государственной национальной политики в этом вопросе не позволяет принимать меры, соответствующие масштабам проблемы, растущей не по дням, а по часам. Это вызывает панику у отдельных слабонервных политиков, заявляющих, что у России осталось два варианта развития событий: или страна вымрет, или должна произойти революция. Но есть и третий путь – это путь глубоких социально-экономических преобразований и конкретных жестких мер по обеспечению выполнения ст. 19 п. 2 Конституции РФ, гласящей: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Только при выполнении этих условий многонациональность нашей страны из беды превратится в ее богатство и силу. Нет никаких сомнений в том, что абсолютное большинство кавказцев – это патриоты России. Они полностью солидарны со словами Владимира Путина, заявившего на фестивале финно-угорских народов в Саранске: «Каждый народ, даже каждая маленькая этническая группа должна чувствовать себя в России комфортно, должна понимать, что это ее родной дом, другого такого дома у нее нет и не будет. И в этом основа стабильности и поступательного развития нашей страны». Поэтому граждане России, включая кавказцев, так же, как их славные предки, должны объединиться с теми, кто любит свое Отечество, независимо от расы, языка, религии, происхождения, и защитить единство.
Более того, несмотря на общественно политическую значимость и остроту проблемы, несмотря на то, что она представляет и огромный научный интерес, изучена она крайне слабо. Что касается положения выходцев с Кавказа, то им посвящено всего несколько статей или фрагментов монографий, причем практически все это — работы социологов [Экономические и социальные перемены; Гудков Л, Сикевич З., Рубан Л. С] Первое же известное комплексное обсуждение проблемы кавказофобии состоялось в феврале 1998 г. на семинаре в Московском Центре Карнеги [Нетерпимость в России: старые и новые фобии. М., Московский Центр Карнеги, 1999.]
Самый удачный выход из данной проблемы это путь глубоких социально-экономических преобразований и конкретных жестких мер по обеспечению выполнения ст. 19 п. 2 Конституции РФ, гласящей: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Только при выполнении этих условий многонациональность нашей страны из беды превратится в ее богатство и силу.


Список использованной литературы:
1. Абдулатипов Р. Г. Этнополитология – СПб.: Питер, 2004. – (Серия «Учебное пособие»).
2. Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусоколов А. А. Этносоциология: Учебное пособие для вузов. – М.: Аспект Пресс, 1998. – (Программа «Высшее образование»)
3. Гессен М. Кавказ в Москве//Итоги, М., 1996.№32;[Чужие].
4. Гудков Л, Сикевич З., Рубан Л. С. Экономические и социальные перемены.
5. Дятлов В. И. Современные торговые меньшинства: фактор стабильности или конфликта? – М.: Наталис, 2000.
6. Искандарян А. Чернофобия//Новое время. М., 1995. №4. стр. 97-103.
7. Малькова В. К. Этнические авто- и гетеростереотипы в представлениях современных московских подростков//Этническая психология и общество. М., Старый сад,1997.
8. Полютина Е. В. «Торговые народы» современного Иркутска в общественном мнении (по результатам анкетирования студентов)//Иркутск. Хроника событий. Документы. Социальные технологии. Иркутск, 1999. №1. стр.55-62.
9. Садохин А. П., Грушевицкая Т. Г. Этнология: Учебник для студентов высших учебных заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2001.
10. Сикевич З. В. Расколотое сознание (этносоциологические очерки). СПб., 1996.
11. Ангарская газета, Ангарск, 1995, №1
12. Аргументы и факты, 1996, №36
13. Московский Комсомолец 1996г, №5
14. Нетерпимость в России: старые и новые фобии. М., Московский Центр Карнеги, 1999.
15. Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. М., 1994. №1 стр.17-19; 1995.№2 стр.22-26; 1995. №3 стр. 14-16, 56-57.
Категория: КУЛЬТУРА И ВЗРЫВ: СОЦИАЛЬНЫЕ СМЫСЛЫ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ | Добавил: Админ
Просмотров: 2454 | Загрузок: 551 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Чистых кавказцев в России вы сегодня днём с огнём не найдёте.
Пока не поймут, что здесь безобразничают, воруют и убивают не кавказцы, а крипто-евреи с Кавказа (они точно также прячутся и за русских), все ответные удары будут проходить мимо настоящих виновников. Смотрите на их дела, это поведение по Талмуду
( http://stnnet.forum24.ru/?0-3-0 ), а не по кавказским обычаям. Не давайте себя обманывать.
НУЖНО ПОМНИТЬ, ВСЁ ВРЕДИТЕЛЬСТВО ВО ВСЕХ СТРАНАХ ИДЁТ ТОЛЬКО ОТ ЕВРЕЕВ.
Крипто-евреи с Кавказа нападают на русских, под прикрытием таких же жидов из милиции ( http://rn-com.flybb.ru/topic11.html ) и орут во всё горло, что это делают кавказцы. Потом где-нибудь, на Кавказе, евреи «кавказской национальности» убивают русских и в жидовских СМИ появляется ложная информация о зверствах чеченцев, грузин и т.д. Это делается для того, чтобы натравить русских уже на чистых кавказцев на Кавказе, чтобы столкнуть разные народы между собой и спровоцировать кровопролитие, а евреи остаются в стороне и потирают руки
( СИОНСКИЕ ПРОТОКОЛЫ - http://rn-com.flybb.ru/topic20.html ).
Могут быть исключения. В каждом народе, к сожалению, встречаются выродки (их совсем немного, даже, не процент). Пархатые их немного подкармливают, а потом обязательно подставляют и визжат на всех углах, смотрите, мол, вот они какие, русские или кавказцы, или англичане, а, ведь, мало кто знает, что в британскую королевскую семью давно уже заползла жидовская сволочь, отсюда и гнусная внешняя политика Великобритании. http://kbn.forum24.ru/?1-17-0-00000003-000-0-0-1235297706
В России сейчас находятся чистые кавказцы – выродки, их немного и крипто – евреи с Кавказа – это огромная масса, несколько миллионов: евреи собирают ото всюду прежде всего своих соплеменников, см. Катехизис еврея: http://rkofj.forum24.ru/?1-1-0-00000001-000-0-0-1274642638 .
И ТЕ, И ДРУГИЕ ПОДЛЕЖАТ ЛИКВИДАЦИИ – их в Россию никто не звал.
http://ssb574mk.flyfolder.ru/topic8.html

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

COPYRIGHT © 2017 КАФЕДРА РЕГИОНОВЕДЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ ИСН ИГУ