WWW.FST.MY1.RU

Сегодня

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Добро пожаловать!

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Ðåéòèíã LegProm.Ru HotLog EOMY TOP 100 bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования Участник Премии Рунета 2009 www.socio.isu.ru www.socio.my1.ru
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape

COPYRIGHT © 2009-2013 КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ





Воскресенье, 19.11.2017, 07:23
| RSS
Феноменология социальных трансформаций
Главная
Гендерная дифференциация представлений о солидарности в реалиях современного российского города


Гендерная дифференциация представлений о солидарности в реалиях современного российского города*
Полюшкевич О.А. 
Солидарность (франц. solidarite) – общность интересов, единомыслие, единодушие, взаимозависимость, совместная ответственность. Солидарность можно определить как принцип социального существования, предполагающий объединение ресурсов и возможностей субъектов отношений для достижения общих целей, при этом интересы каждого из субъектов находятся в равновесии с интересами общности. Кризисные явления во всех сферах жизни общества заставляют нас говорить о том, что изменяются и формы единства людей. Идеологические основы социальной солидарности во многом являются базисом для дальнейшего развития общества. 
Особые формы проявления социальная солидарность приобретает в локальных пространствах конкретного города. Городская среда – это не только физическое окружение, но и уровень развитости информационного обмена, характер господствующей символики, отношение человека к ближайшему социальному окружению. Эта среда открывает множество перспектив и возможностей, в то же время требует от человека максимум осмотрительности, способности к психофизической, интеллектуальной и социальной адаптации в постоянно меняющихся условиях, ситуациях. Городское пространство представляет собой уникальную среду, формирующую у человека своеобразную стратегию поведения. С увеличением степени урбанизированности возрастает и сила влияния городских условий на человека. Мы полагаем, что рассматривая формы социальной солидарности в российских городах можно проследить формы социальной трансформации ментально-культурного пространства общественного социума России. 
Описание и понимание символических изменений социальных реалий, выраженных в изменении различных форм социальной солидарности, позволяет понять и проанализировать причины и следствия современных событий. Особенно неоднозначно идет восприятие социальной сплоченности у мужчин и женщин, т.к. их интерпретация социальных процессов не имеет однозначного смысла, этот смысл "разлит" в конкретном времени и пространстве, задан конкретными социальными и гендерными ролями, которые они выполняют, поэтому, важно рассматривать не абстрактные символические структуры отраженные в социальном пространстве, а конкретные формы и значения, которые они приобретают в различные временные отрезки для мужчин и женщин в отдельности. Благодаря этим системам, формируются новые модели социальных действий и отношений – отражающих новые конфигурации социальной солидарности общества. 
Исследование включало в себя два этапа. Первый состоял в проведении фокус-группового исследования в разных городах России (Москве, Одинцово, Иркутске, Ангарске и Шелехово) с целью выяснения представлений россиян о социальной солидарности. Всего было проведено десять фокус-групп, в них приняли участие 86 человек, из них 46 женщин и 40 мужчин в возрасте от 18 до 60 лет. В рамках данного этапа мы получили материал, позволяющий судить об общественном сознании россиян, их социальных представлений и ценностных ориентаций. Это выявлялось через ориентацию на ценности адаптации, на ценности социализации и ценности индивидуализации при анализе ответов респондентов и способы объяснения того или иного выбора.
На втором этапе, для исследования гендерной дифференциации представлений о социальной солидарности в современном российском городе использовалась методология транссимволического анализа. Транссимволический анализ (ТСА) исходит из предположения о том, что социальная реальность структурируется и описывается в троичной системе – когнитивного символа (существительное), аффективного символа (прилагательное), и деятельностного символа (глагол). Структура символической триады конкретна и верифицируема, отражает комплексное единство символов, формирующих определенную коннотацию – в нашем случае, коннотацию отличную у мужчин и женщин. (Более подробно см. исследования О.А. Кармадонова [7]). 
Для этого, при помощи контент-анализа выявлялись наиболее частотные категории, встречающиеся в нарративах участников фокусс-групп. Были использованы стандартизированные процедуры поиска, учёта и подсчёта количественных показателей, отражающих существенные смысловые стороны изучаемого явления. Исследуемые параметры: частота упоминания (индекс Fm), объем внимания (индекс Va), общий оценочный контекст (+/-). Мы рассматривали в качестве единиц анализа такие категории как "сплоченность", "солидарность" и "единство". 
В ходе исследования мы выявили, что процессы социальной солидарности не такое однозначное понятие. Оно включает в себя несколько разнообразных смыслов и контекстов, прежде всего, заложенных культурально, благодаря: "системе образования", "политическим условиям", "экономическим условиям", "ценностно-культурным" основаниям. 
Причем мнения мужчин и женщин, во всех группах, разделились в области доминирования и последовательности выделенных направлений. Если мужчины полагали, что социальная солидарность в большей степени формируется благодаря "политической воле", "решениям политиков", "идеологии власти", т.е. всего того что мы назвали "политическими условиями" (41%), то, только 22% женщин были согласны с этим мнением – для них данный фактор стоит на третьем месте. На втором месте у мужчин выявляются ценностно-культурные условия (27%), у женщин они занимают четвертое место (16%) в них мы включили такие ответы респондентов как: "исторические традиции", "менталитет народа", "восприятие власти как высшей силы, знающей как" надо" и как "правильно". Экономические условия у мужчин стоят на третьем месте (22%), тогда как у женщин они занимают первое место (37%), к этим условиям, мы отнесли такие мнения респондентов как: "экономические реформы", "достаток людей", "наличие работы", "возможность обеспечить семью" и т.д. На последнем месте у мужчин (10%) и на втором месте у женщин (25%) стоит "система образования", в ее вошли такие суждения: "возможность получения образования", "качество образования", "доступность образования". "перспективы образования" и т.д. (см. рис. 1).
Рис.1. Условия, влияющие на формирование солидарности в обществе, по мнению участников исследования 

Разницу в восприятии влияния разнообразных условий на общество можно объяснить именно гендерными стереотипами, доминирующими в социальной среде. Один и тот же фактор оценивается по разному в зависимости от пола респондента, а следовательно в зависимости от тех социальных ролей и социального опыта, который уже есть за его плечами. Он усваивается в процессе социализации, через родителей, друзей, средства массовой информации, общественные институты и т.д.
Современное общество рассматривает гендерные стереотипы как "истину", как социальный консенсус в решении проблем, в которых нет однозначно правильного ответа и объективных критериев. По мнению Джеймс Ф.Л. [5, С. 144–161], гендерные стереотипы, являются "истинными", трансформируются в ценности и формируют нормативные образы "истинной" мужественности и женственности и соответствующих каждому этому образу норм и правил поведения. 
По нашему мнению, мужчины отдают предпочтение политическим и ценностно-культурным условиям потому, что власть и традиции, всегда закрепляли силу и доминирующую позицию за ролью мужчины. Политические решения принимались с позиции мужчин, и затем закреплялись культурно-традиционной символикой. Подтверждением тому, могут служить исследования Здравомысловой Е.А. и Темкиной А.А. [6], Мещеркиной Е.Ю. [8], Михайловой Т.Л. [9], Рябовой Т.Б. [10], Синельникова А.С. [11] и других. В современном обществе на бессознательном уровне действуют те же факторы, поэтому, мужчины ориентируются на власть и традицию. Женщины, в большей степени выделяют экономические условия и систему образования – как ключевые факторы формирования социальной солидарности. Это объясняется тем, что данные условия наиболее близко влияют на повседневные практики женщин в семье – воспитание детей, получение ими образования, распределение финансов семьи, поэтому, для них они являются определяющими в процессах социального единства. 
Как для мужчин, так и для женщин – если не происходит удовлетворения того или иного условия, важного для них, тогда происходит проекция недовольства, неудовлетворенности социальными позициями и ролями в обществе в целом. Например, участники фокус-групп говорили следующее: "если нет сильного лидера, то в стране не будет стабильности и сплоченности - а простым мужикам тяжело семью обеспечивать" (Михаил, 39 лет), "только политическая воля может сплотить весь народ - и дать ему возможность жить хорошо: семью обеспечить и делом нужным заниматься" (Костя, 28 лет), "если экономические реформы приведут страну к стабильности, то и народ будет доволен и будет поддерживать власть - будет больше думать о семье и детях, а не о том где бы подкалымить" (Марина, 44 года), "когда экономические преобразования приведут страну к стабильности, то и детей будут больше рожать и работать будут больше" (Анна, 23 года), "если хорошее образование не всем сегодня доступно - то и объединяться люди будут совсем по другим основаниям - по статусу, образованию, профессиональной принадлежности, а не как в советское время - по принципу проживания в нашей стране, сейчас - времена изменились" (Ольга, 34 года). Данные суждения говорят о неких общих универсальных сферах, удовлетворение или неудовлетворение которых, может привести население к сплочению. И мужчины и женщины судят со стороны своей позиции, воспринимая как внешняя обстановка будет отражаться на их жизни и их социальных ролях (в т.ч. и гендерных). И тут включаются именно культуральные предпосылки обуславливающие поведение и образ мыслей людей. 
У участников исследования, мы выделили несколько типов ценностных ориентаций, определяющих факторы социальной солидарности. Они зависят не только от пола, но и от возраста респондентов. 
К типу "адаптирующихся" с ориентацией на социальный порядок и стабильность, здоровье и материальный достаток можно отнести 44% женщин и 26% мужчин. К типу "социализирующихся" с ориентацией на семью, карьеру и общественное признание ориентировано 30% женщин и 32% мужчин. К типу "индивидуализирующихся" с ориентацией на самореализацию, свободу и терпимость ориентировано 26% женщин и 42% мужчин (см. рис. 2).
 
Рис. 2. Распределение ценностных ориентаций у мужчин и женщин 

Как видно из рисунка 2, ценности адаптации среди мужчин с возрастом увеличиваются, среди женщин, ярко выражены в возрасте до 35 лет, в другие периоды относительно стабильны. Данные результаты мы объясняем тем, что материальный достаток и стабильность важны для всех, но если мужчина может на протяжении всей жизни приобретать "ресурсы" привлекательности, будь то карьера, материальные символы (машина, квартира, дача) и т.д., потому что современное общество ориентировано на "успешного" мужчину, добивающегося социально одобряемых позиций и приоритетов. Такой тип поведения репрезентируется через рекламу и фильмы, книги и музыку, где показывается "успешный образ" мужчины. Тогда как "успешный" образ женщины иной, т.к. ее личное социальное время для получения желаемого статуса, положения и адаптации в обществе ограничено. Оно определяется ее внешними данными и возрастом (по современным представлениям, женщины более эффектны в молодом возрасте – об этом говорит все та же реклама "будь молода и здорова", "ты этого достойна" и т.д.), а также уровнем образования (где и на кого училась). Поэтому, если женщина не добилась определенного статуса и положения до 35 лет, то, по мнению респондентов, дальше ей это сделать будет значительно сложнее. Более подробно эти процессы рассматриваются в исследованиях Альчук А.А. [3], Аджихиной Н.И. [1, 2], Томской М.В. [12] и других.
Представители этой группы в большей степени воспринимают социальную солидарность как способ выражения воли и результата деятельности властей, лично они лишь приспосабливаются, встраиваются в те или иные условия – главное, чтобы правила были для них понятны. Например, "когда власть делает свое дело, а ты делаешь - свое - то все довольны - и тогда и стабильность и согласие будет" (Никита, 29 лет), "нынешняя власть дает возможность жить "в рамках", но одобряемых всеми рамках, благодаря этому можешь получить все что нужно" (Анастасия, 36 лет), "пока есть возможность занять лучшее место под солнцем - надо это делать и не особо бунтовать, а когда возможностей не будет, тогда уже можно и показать свое несогласие" (Альбина, 29 лет). 
Ценности социализации стабильны и практически одинаковы у мужчин и женщин. Мы полагаем, что тут сказывается роль традиционных ценностей доминирующих в общественном сознании, т.к. семья, карьера и социальное признание – это то, на что ориентирована жизнь большинства населения нашей страны. Об этом же говорят исследования В.А. Ядова [14], а также опросы Фонда общественного мнения [13]. 
Солидарность для этой группы выступает залогом их признания, это не индивидуалисты, они ратуют за коллективные успехи и стабильное развитие. Единство народа и его сплоченность является показателем эффективности или не эффективности деятельности властей. Например, "если у тебя есть семья, дети, то бунтовать против власти нелепо" (Мария, 47 лет), "если есть обязательства перед близкими людьми - то их необходимо соблюдать, а это будет невозможно, если в обществе не будет согласия" (Анатолий, 41 год), "если ты уважаем в обществе, тебя ценят на работе, у тебя семья - то значит, все правильно ты делаешь и надо поддерживать и объединять вокруг себя таких же успешных людей" (Никита, 34 года).
Ценности индивидуализации, о которых все чаще говорится в СМИ и повседневной жизни на практике становятся более доступны для мужчин (причем, чем старше мужчина, тем у него больше возможностей), и лишь для молодых женщин (до 35 лет), чем старше становится женщина, тем тяжелее ей найти возможность, время и условия для выражения своей индивидуальности и реализовать свободу выбора, т.к. на женщинах лежит основная забота о семье и о детях, они ограниченны "стеклянным потолком", более низкой заработной платой, чем у мужчин и т.д. Более подробно см. в работе А.А. Денисовой [4].
Тем не менее, восприятие солидарности, представителями этой группы также отличается – они ее воспринимают как терпимость к самовыражению, к уважению других за то что они другие. Для них солидарность – это многообразие. Например: "солидарность - это единство в многообразии" (Надежда, 56 лет), "солидарность - это чувство единства с близкими по духу людьми" (Максим, 22 года), "сплоченность населения возможна тогда, когда у его будут все возможности для самовыражения" (Ольга, 39 лет). 
С возрастом увеличивается доля людей ориентированных на ценности адаптации, за счет уменьшения процента в других типах. Более молодые участники исследования существенно реже ориентировались на ценности адаптации и отчетливо чаще – на ценности социализации и индивидуализации, чем люди старшего возраста. Они в большей степени ориентируются на постматериалистические ценности, нежели чем представители более старшего возраста, вне зависимости от пола. Это вполне закономерно и объяснимо – в молодости человек строит планы на свою жизнь, на получение образования, карьеры, индивидуального развития и самореализацию, построение семьи и рождение детей, в среднем возрасте он осуществляет свои планы, позднее он оценивает себя и окружающее, исходя из реализованного и достигнутого им, давая своей жизни оценку. Распределение ценностных типов мужчин и женщин по разным возрастам представлено в таблице 1. 
Таблица 1



Данные, полученные при помощи методики транссимволического анализа, подтверждают и более полно раскрывают выявленные закономерности. По анализируемым категориям были выявлены более 440 единиц анализа, которые были сведены в несколько переменных или категорий анализа. Когнитивные символы характеризуют то, что именно происходит в жизни, как выражается социальная солидарность, аффективные символы определяют сферы реализации ее, деятельностные символы показывают результат или оценку реализации. Полученные результаты представлены в таблице 2.
Таблица 2
Символические триады оценки
 социальной сплоченности, солидарности и единства*
№ Категория Символические триады
  Мужчины Женщины
1 Сплоченность "идеология (67%) - партийная (64%) - соединяет (63%)", "менталитет (62%) - русский (59%) - формирует (56%)", "реформы (57%) - политические (55%) - изменяют (54%)" "благополучие (64%) - финансовое (62%) - укрепляет (60%)", "достаток (63%) - семейный (61%) - определяет (59%)", "воля (58%) - политическая (57%) - направляет (54%)"
2 Солидарность "воля (71%) - политическая (69%) - объединяет (65%)", "традиции (66%) - исторические (62%) - определяют (57%)", "условия (54%) - идеологические (52%)- создаются (50% )" "уровень жизни (60%) - российский (57%) - формирует (51%)", "качество образования (49%) - российское (47%) - определяет (45%)", "идеология (50%) - властная (46%) - изменяет (44%)"
3 Единство "братство (65%) - народное (62%) - изменяет (60%)", "власть (54%) - исконная (53%) - управляет (52%)", "традиции (55%) - народные (51%) - возрождаются (50%)" "доступность образования (58%) - народная (56%) - изменяет (53%)", "власть (54%)- политическая (50%) - формирует (47%)", "традиции (53%) - культурные (50%) - определяют (46%)"
* выделялись три наиболее значимые

Как видно из таблицы 2, когнитивные символы в анализе социальной сплоченности у мужчин ориентированы на внешние культурно-политические факторы ("идеология", "менталитет", "реформы"), а у женщин на личностно-политические ("благополучие", "достаток", "воля"). Аффективные символы у мужчин выражены национально-политическими контекстами ("партийная", "русский", "политический"), а у женщин семейно-экономическими ("финансовая", "семейный", "политический"). Деятельностые символы у мужчин отражают динамический характер ("соединяет", "формирует", "изменяет"), а у женщин более стабильный характер ("укрепляет", "определяет", "направляет"). 
Солидарность у мужчин определяется традиционными идеолого-политическими когнитивными символами ("воля", "традиции", "условия"), у женщин более социально обусловленными символами ("уровень жизни", "качество образования", "идеология"). Аффективные символы у мужчин носят также яркий идеолого-политический контекст ("политические", "исторические", "идеологические"), у женщин национально-политический контекст ("российский", "властный"). Деятельностные символы у мужчин выражаются в социально-устойчивых категориях ("объединяет", "определяет", "создаются"), у женщин в социально-изменчивых категориях ("формирует", "определяет", "изменяет"). 
Единство выражается в традиционно-политических когнитивных символах для мужчин ("братство", "власть", "традиции"), у женщин в социально-традиционных ("доступность образования", "власть", "традиции"). Аффективные символы у мужчин и у женщин носят яркий традиционных характер ("народные", "исконные") – у мужчин и ("народная", "политическая", "культурные") – у женщин. Деятельностные символы выражаются в восстановлении былого единства ("изменяет", "управляет", "возрождается"), а у женщин в формировании нового единства ("изменяет" "формирует", "определяет"). 
Таким образом, транссимволический анализ показывает изменения в более глубинном слое представлений о социальной сплоченности, а также динамику развития культуральных традиций восприятия социальной солидарности". Когнитивные символы (как воспринимается ситуация) у мужчин занимают культурно-идеологическую политическую направленность, тогда как у женщин социальную направленность, т.е. мужчины ориентируются и опираются на внешние формы обобщения знаний, а женщины ориентированы на практику, личный опыт. Сфера реализации на аффективном уровне воспринимается у мужчин на идеолого-национальном традиционном уровне, у женщин также на традиционные национально-семейные ценности, т.е. кардинального изменения гендерного вопроса навряд ли стоит ожидать (мужчины как ранее так и сейчас занимаются политикой, а женщины – семьей), но трансформация взглядов и отношений, роли и места уже происходит. Оценка солидарности в рамках деятельностных символов у мужчин выражается в динамических, но социально-устойчивых ориентациях восстановления прошлого опыта (ориентация на прошлое), у женщин в стабильных, изменчивых ориентациях формирования нового опыта, стиля жизни, образа мира и т.д. (ориентация на будущее). По нашему мнению, позиция, стратегия женщин более перспективна и устойчива к социальным и личностным изменениям, чем позиция мужчин, а значит, они более адаптированы к внешним изменениям, чем мужчины. Особенно четко это прослеживается в современном трансформирующемся обществе. 
Представленные данные говорят о том, что современные процессы эмансипации лишь обозначают возможные пути трансформации нашего общества. Ориентация женщин на стабильное, постепенное изменение социальной реальности, в дальнейшем может изменить социальный порядок. Действие гендерных стереотипов социально обусловлено, и если рождается социально-востребованная альтернатива то она находит конкретную практическую реализацию – в новых нормах, шаблонах и правилах поведения. На сегодняшний день, мы можем констатировать, что на уровне общественного сознания происходит серьезная трансформация социального поведения. Восприятие процессов социальной солидарности через "сплоченность", "солидарность" и "единство" тому яркое свидетельство.
Библиографический список
1. Ажгихина, Н.И. Гендерные стереотипы в современных масс-медиа / Н.И. Ажгихина // Женщины: свобода слова и творчества: сборник статей. – М.: Эслан, 2001. – С. 5-22.
2. Ажгихина, Н.И. "Железная леди" или Баба Яга? "Женская тема" в современной российской прессе / Н.И. Ажгихина // Материалы Первой Российской летней школы по женским и гендерным исследованиям "ВАЛДАЙ-96". – М.: МЦГИ, 1997. – С. 43-46.
3. Альчук, А.А. Метаморфозы образа женщины в русской рекламе / А.А. Альчук // Гендерные Исследования. – Харьковский Центр Гендерных Исследований, 1998. – № 1. – С. 255-261. 
4. Денисова, А.А. Стеклянный потолок / А.А. Денисова // Словарь гендерных терминов. – М.: Информация XXI век, 2002. – 255 с. 
5. Джеймс, Ф.Л. Самоисполняющееся пророчество: гендер с социально-психологической точки зрения / Ф.Л. Джеймс – СПб.: Питер, 2001. – С. 144–161. 
6. Здравомыслова, Е.А., Темкина, А.А. Социальная конструкция гендера и гендерная система в России / Е.А. Здравомыслова, А.А. Темкина // Феминизм и гендерные исследования. Хрестоматия. / Под общ. ред. В.И.Успенской. – Тверь: Тверской центр гендерных исследований, 1999. – С. 83-90.
7. Кармадонов, О.А. "Символ" в эмпирических исследованиях: опыт зарубежных социологов / О.А. Кармадонов // Социологические исследования. – 2004. – № 6. – С. 130-138.
8. Мещеркина, Е.Ю. "Зазеркалье" гендерных стереотипов / Е.Ю. Мещеркина // Вы и мы. №1 (13), – 1997. – С. 19-22. 
9. Михайлова, Т.Л. Система иерархии полов и типы рациональности / Т.Л. Михайлова // Женщины. Духовные ценности. Мир. XXI век. / ред. Саралиева З.Х. – Н. Новгород: ННГУ, 1997. – С. 112-136.
10. Рябова, Т.Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований // Личность. Культура. Общество. Т.V. – Вып.1-2 (15-16). – 2003. – С. 120-139.
11. Синельников, А.С. Поощрение и наказание. Мужчина и патриархатная власть / А.С. Синельников // Преображение: Феминистский журнал, – 1997. – № 5. – С. 3-16.
12. Томская, М.В. Гендерный аспект рекламы (на материале социальных рекламных текстов) / Материалы Летней школы "Общество и гендер", Рязань, 2003. [Электронный ресурс] URL: http://www.gender-cent.ryazan.ru/tomskaya.htm (дата доступа 6.06.2010).
13. ФОМ. Существует ли в России гражданское общество? [Электронный ресурс] URL: http://bd.fom.ru/report/cat/notcomm/d010260 (дата доступа 6.06.2010).
14. Ядов, В.А. К вопросу о национальных особенностях модернизации российского общества / В.А. Ядов [Электронный ресурс] URL: http://www.polit.ru/science/2010/02/16/yadov.html (дата доступа 6.06.2010).

COPYRIGHT © 2017 ККАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ