WWW.FST.MY1.RU

Сегодня

«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Добро пожаловать!

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Ðåéòèíã LegProm.Ru HotLog EOMY TOP 100 bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования Участник Премии Рунета 2009 www.socio.isu.ru www.socio.my1.ru
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape

COPYRIGHT © 2009-2013 КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ





Суббота, 17.11.2018, 21:07
| RSS
Феноменология социальных трансформаций
Главная
Информация о проекте


«Социальное изменение как трансформация символических форм»

При поддержке аналитической ведомственной целевой программы Рособразования «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы)». Проект № 2.1.3./1260

«Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые»

Ф. Тютчев

«Чтоб ты жил в эпоху перемен!»

Китайское проклятие

«Всё сменяясь – отдыхает», говорил, в свою очередь, Гераклит, и, несомненно, был прав. Социальное изменение и социальная статика являются основными характеристиками социального бытия, и традиционными категориями социологического анализа. Одним из существенных факторов, однако, выступает то обстоятельство, что социальное изменение носит, по сути, кумулятивный в своей динамике характер. Другими словами, темп социальных процессов ощутимо ускоряется, и это приводит к тому, что социальное изменение, в силу своей возросшей частотности, приобретает определяющие по сравнению с социальной статикой черты. От жизненной линии отдельного индивида до социальной экзистенции процессов, явлений, структур и институтов – всё в сегодняшнем социуме испытывает непреходящее воздействие трансформационной составляющей. Тем самым, процессы социальных изменений – множественные, неоднозначные и противоречивые как в своей реализации, так и в своём восприятии – являются, так или иначе, «объективной реальностью» современного мира. Вместе с тем, всё большая трудность в анализе и прогнозировании этих процессов ставит и вопрос о соответствии этим задачам созданных на сегодняшний момент теоретико-методологических конструкций. В связи с этим, необходимо сразу же отметить, что иногда встречается известное логическое смещение, при котором социальная трансформация сама приобретает парадигмальный характер, что, на наш взгляд, является неверным. Перечисление «социального изменения» в одном ряду с «теорией постмодернизма», «концепцией синергетики», «теорией динамичных комплексных систем», и т.д. выглядит, с одной стороны, естественным, поскольку сами данные дефиниции, как правило, идут рука об руку в различных работах, и анализируются часто как одно, следующее из другого или испытывающее его воздействие, но, с другой стороны, является логической ошибкой, поскольку социальная трансформация – это не парадигма, а объект исследования, в отличие от тех же постмодернизма и синергетики. Соответственно, трансформационные процессы могут являться и являются не более чем объектом приложения той или иной теоретико-методологической концепции, при котором последняя задает специфику, а первое – фокус того или иного исследования, тем более, когда речь идет не о социальном изменении «вообще», а о конкретном его аспекте или измерении.  

Вообще говоря, социология, как таковая, может трактоваться в качестве своеобразной претензии гуманитарных наук на некую общественную «полезность». Несмотря на постоянное желание социальной науки дистанцироваться от своих «прародителей», своим существованием она всё же обязана достигшему в XIX веке критической рефлексивной массы гуманитарному знанию, осмелившемуся в итоге «заявить», что humaniora, наряду с естественными науками, также могут служить человечеству и прогрессу. Претензия эта была достаточно последовательна – при полном осознании того, что приобретение статуса полноценной «науки» предполагает не только декларацию о существовании таковой, но и развитый методический инструментарий. Последний же обязан был быть строгим, не менее чем инструментарий естественных и точных наук. За время существования социологии был создан внушительный массив методического оснащения, призванного максимально квантифицировать объект данной науки – общество во всей его комплексности, то есть – дать возможность его анализа в качестве некой почти тактильно верифицируемой сущности. Однако, именно «воодушевление методом» с неизбежностью обнаружило однажды расхождение между тем, как мы мыслим наш объект, и тем, как мы его изучаем, что в принципе невозможно в науках естественного плана. Биолог не конструирует клетку, исследуя её, для социолога же обратное утверждение не является совершенно безосновательным. Именно в силу этого в социальной науке допустима и, строго говоря, неизбежна множественность парадигм или методологий, существующих не диахронически, как в естественных науках, а параллельно. Социологические концептуализации с самого начала не «снимают», а дополняют друг друга, как, по сути, дополняют друг друга макро-, и микросоциологические подходы, разделение которых является весьма условным, что следует из внимательного анализа, например, трудов «столпа» макросоциологии Т. Парсонса.
Как известно, природа осознала себя в человеке. Общество, по идее, должно осознавать себя в социологе. Здесь, однако, вступает в силу то обстоятельство, что противоречивая и не всегда предсказуемая мыслящая сущность по необходимости должна осознаваться столь же противоречивой и не более предсказуемой мыслящей сущностью. Последняя всякий раз придаёт первой новые черты, в соответствии с собственными представлениями о сущем и должном. «Всякая философия есть порождение темперамента её создателя», по словам Б. Рассела. Не является ли таким же порождением и «всякая социология»? 
Если, всё же, претензии социологии на научность сохраняются, тогда ожидание того, что «всякая социология» будет сочетать в себе достаточно непротиворечиво и способ осмысления общества и способ его изучения является вполне обоснованным и логичным. Здесь, однако, и заключается главная проблема, поскольку такое сочетание, или методологическая консистентность является не самым распространенным явлением. На наш взгляд, данная проблема не может быть разрешена без участия элемента некой «социологической веры», или определенной убежденности социолога в том, что общество представляет собой именно то, что оно собой, на его взгляд, представляет. Релятивизм, на самом деле, не произвел никакой методологии, последняя всегда возникала на основании ригидных концептуальных систем, позволявших хоть на что-то опереться.
Осуществляя проект «Социальное изменение как трансформация символических форм», мы опираемся, тем самым, на веру в то, что общество пронизано символами. Символы вне и внутри нас, они создаются и открываются, они наполняют собой живую ткань человеческих отношений, определяя сам характер последних. Символом является слово, взгляд, любой предмет, любой процесс. И если мы в этом убеждены, мы можем и должны изучать общество через символы, которыми оно наполнено, структурировано и сформировано, поскольку социальные факты выступают одновременно символическими фактами, и являются содержанием индивидуального и коллективного сознания и психики. Другими словами, на вопрос о том, что изменяется сначала – предмет или его восприятие, мы отвечаем – восприятие. Это и есть наша точка опоры и наш момент «методологической истины».  

Цель проекта: исследовать социальное изменение в качестве символической трансформации как таковое и в отношении конкретных примеров, относящихся, прежде всего, к отечественному обществу, находящемуся в процессе нескончаемого изменения на протяжении уже более четверти века.

Задачи исследования:
1) проанализировать трансформации неосязаемого социального дискурса: идеологем, норм, ценностей и мотиваций;
2) исследовать особенности трансформации социальной структуры: вертикальной и горизонтальной мобильности, статусов, ролей, группового престижа и пафоса;
3) изучить трансформацию социальной идентичности личности, включая этническую, гражданскую, гендерную;
4) проанализировать специфику трансформации осязаемого социального дискурса: явлений в прикладном и монументальном искусстве, музыке, литературе, архитектуре. 

Методы:

Предполагается использование как количественных, так и качественных методов исследования. Для исследования трансформации «неосязаемого» социального дискурса в отношении определенного трансформационного феномена – контент-анализ средств массовой информации соответствующего периода. Метод будет сочетать количественные и качественные стратегии анализа, включая такие методики, как транссимволический анализ (ТСА). Для исследования социального стратифицирования и социальной идентичности в периоды социального изменения планируется применение методов опроса и интервью, а также вторичный анализ данных социологических исследований и анализ архивных материалов. Для исследования специфики трансформации «осязаемого» социального дискурса в качестве наиболее адекватных рассматриваются методы визуальной этнографии и семантической антропологии. 

В исследовании самое деятельное участие принимают студенты – регионоведы Института социальных наук ИГУ 2, 3, и 4 курсов, за что им глубокая признательность со стороны руководителей направлений и руководителя проекта! 

COPYRIGHT © 2018 ККАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИСН ИГУ